Петр Листерман в прессе Казахстана 2006

№ 22 (286) от 05.06.2006
Ксения МИХАЙЛОВА, Алматы

Модельный бизнес в России фактически превратили в узаконенную торговлю людьми. Национальный менталитет казахстанцев пока не позволяет делать на этом деньги и уж тем более открыто об этом говорить. Профессионалы уверяют, главное не путать настоящий «моделлинг» со всякими суррогатами.

Молодежь в разные годы искала себе увлечения. Тогда появлялись хиппи, панки или рокеры.
Жизнь безжалостно перевернула очередную страницу своей летописи, и девочки «заболели» модельным бизнесом. Их фанатизму могут позавидовать самые ярые религиозные проповедники, а многочисленные модельные агентства превратились в Мекку для страждущих покрасоваться на подиуме.

Спорят много – можно ли считать это честным бизнесом, не превращают ли юных моделей в элитных проституток, и стоит ли вообще связываться с этой «подиумной жизнью»?

Пример для подражания?
До конца честен лишь Петр Листерман.
В России он стал фигурой культовой.
Он открыто заявил, что его роль в модельном бизнесе – выгодные знакомства. За немалые суммы денег он подбирает состоятельным гражданам спутниц жизни.
Я знаю, кто из моделей хочет выйти замуж, кому достаточно обзавестись любовником, кто желает ограничиться поездкой в Европу, а кто просто будет тянуть из мужика бабки.
Я как волшебник исполняю любые желания цыпочек – что она хочет, то и получит, – говорил он в интервью российским изданиям.
Его клиенты – олигархи. Схема действий уже продумана и сбоев не давала. Он устраивает показы мод, демонстрируя своим «важным гостям» девочек. После чего получает листок, где каждый отмечает моделей, которые особенно понравились. А спустя некоторое время начинающая модель якобы случайно встречает обеспеченного мужчину, готового выполнить любые желания. Сказка про принца на белом коне неожиданно становится былью. Разумеется, не без помощи денег и специальных людей.

Из книги Кендес Бушнелл «Секс в большом городе»
«Не каждый мужчина может стать моделепоклонником.
– Чтобы спать с моделями, нужно быть богатым, красивым или принадлежать к артистической богеме…
Так как же попасть в число избранных?
– Модели – существа стадные, – объяснил Баркли. – Перемещаются они исключительно толпой – тусуются своими компаниями, живут по нескольку человек в одной квартире. В одиночку они сразу теряются, а вместе они – сила. Любой перед ними пасует. Главное – познакомиться с первой. Лучше всего это делать через знакомых».

При этом большинство клиентов Листермана наивно полагают, что им показывают манекенщиц международного класса. На самом же деле на столы олигархов кладут фотографии провинциальных красивых девочек, приехавших в Москву в поисках лучшей жизни. Его якобы «модельное агентство» на самом деле элитная контора брачных знакомств.

Сомнений не остается, это дело он сумел поставить на широкую ногу:
– Мои агенты действительно работают по всему миру. Каждую неделю я звоню в Лондон или Нью-Йорк директорам модельных агентств, они мне присылают портфолио новых русских моделей. В Москве на меня работают пятнадцать человек. В среднем все зарабатывают от пятисот до тысячи долларов.
Не обошла стороной деятельность Листермана и нашу республику:
– Нескольких казахских олигархов я познакомил в Лондоне с русскими моделями, работающими в английских модельных агентствах. Теперь все эти девушки переехали жить в Алма-Ату. Каждое воскресенье, когда они готовят плов, звонят мне и приглашают в гости, – сказал он в интервью газете «Московский комсомолец».

Что же заставляет местных олигархов обращаться к московским «устроителям» личной жизни?.. Растущие как грибы после дождя, модельные агентства южной столицы наводят на мысль, что и у нас могли появиться последователи Листермана, создающие так называемый «черный модельный бизнес».

Веяние моды
Модельный бум вместе с акселерацией современных подростков превратил подиум в мечту большинства юных казахстанок. Потому каждая стройная и высокая девочка решает попробовать себя в роли манекенщицы, громко заявив о себе. Однако цели, по мнению профессионалов, при этом преследуют самые разные.
– Люди, приходящие в «моделлинг», делятся на три категории. Первая – те, кто знает, что из них модели никогда не получатся, но человек хочет себя улучшить. И это отличная цель! – рассказывает основатель одной из самых престижных школ моделей Сергей. – Вторая категория – модели условно «профпригодные». У них высокий рост, но, например, не совсем чистая кожа или какие-то нюансы в фигуре. И есть еще «модели», которые надеются исключительно на свои природные данные. Забывая при этом, что природные данные – это всего лишь стрелочка, указывающая в каком направлении двигаться.

Из книги Кендес Бушнелл «Секс в большом городе»
«Как бы глупы они ни были, в моделях преобладает стремление манипулировать другими. Их можно разделить на три категории. Первая категория – новенькие. Эти, как правило, совсем девчонки – лет по шестнадцать-семнадцать. Они все время тусуются. У них не так уж много работы, зато амбиций хоть отбавляй, им нужны знакомства, связи – фотографы, например.
Категория номер два – те, у кого полно работы. Они уже постарше, от двадцати одного и выше, и уже лет пять как в модельном бизнесе. Они нигде не появляются, все время в разъездах, их почти никогда не видно.
И, наконец, третья категория – супермодели. Они ищут покровителя, который может что-то для них сделать. Они просто одержимы идеей денег, возможно, потому, что их положение столь шатко и недолговечно.
Если у тебя меньше двадцати – тридцати миллионов, они на тебя и не взглянут.
К тому же они страдают звездной болезнью – общаются исключительно с супермоделями, а всех остальных манекенщиц или просто не замечают, или поливают грязью».

Но действительно стать профессиональной моделью способны не многие. Для большинства основная цель – это стать немного лучше, чем есть, или же найти себе хорошего жениха.
– Беда наших девушек в деревенском менталитете. Развращающая сторона воспитания – это постоянные установки мам, которые не устают твердить: «Доченька, твоя задача удачно выйти замуж»! Но, на мой взгляд, женщина должна заниматься карьерой лет до 30, – комментирует Cергей.
Впрочем, и категорически отрицать тот факт, что для многих юных особ модельный бизнес – это кратчайший путь выйти замуж, не стал. И на вопрос, большой ли процент девушек уходит из «моделлинга» из-за того, что просто находит себе спутника жизни, ответил:
– Да почти все. Но есть и исключения, которые подтверждают правило. Одна из моих моделей, у которой уже взрослый сын, как-то сказала: «Дай бог здоровья моему сыну, но если бы он родился 5-7 годами позже, я бы смогла дать ему гораздо больше».
Товар модели – внешность. Соответственно, весь этот бизнес предусматривает продажность.
– Но покупают не тело, – говорит Сергей. – А те, кто приходит в агентство, и начинают путать одно с другим – это не модели.
Фактически, по мнению «старожилов» модельного бизнеса, карьера модели напрямую связана с удачей. Удастся попасть в престижное агентство, трепетно относящееся ко всем своим манекенщицам, – получится и денег заработать, и о себе заявить. В противном случае, прямая дорога замуж (в лучшем случае) или же на панель (в случае, если жажда легких денег одержит победу над рассудком).

Позиция профессионалов
Основной акцент у профессионалов модельного бизнеса – работа с манекенщицами действительно высокого уровня, которые могут представлять страну и на конкурсах красоты, и работать на зарубежных показах.
– Беда в том, что в нашем государстве нет закона о моделях. Потому назвать себя так может каждая желающая. Настоящих же моделей в Казахстане где-то с десяток, действительно профессионалок, – говорит Cергей.

Некоторые участники модельного бизнеса высказываются еще более категорично:
– Модельное агентство сегодня может быть прикрытием для тех же самых публичных домов, владельцы которых хотят завербовать на работу красивых молодых девчонок, – говорят на условиях анонимности..

– «Ломают» человека с молодости. Строят свой бизнес на людских пороках. Показывают еще совсем молодой девочке, как можно зарабатывать деньги исключительно на собственной красоте. А потом выясняется, что она привыкла к такой жизни и ничего другого делать попросту не умеет. Выход у нее будет только один, – утверждают психологи.
– Моделями называют всех. На подиумах модели, в порно-журналах тоже модели. Но вещи-то, на самом деле, разные. Если ко мне приходит заказчик, и я вижу, что ему нужно не то, что связано с нашей профессиональной деятельностью, я найду способ с ним не работать. Иногда я говорю – если у вас проблемы, то нас они не касаются, – утверждает Cергей.
Однако «всплывают» модели не только на показах коллекций одежды, рекламных кастингах или конкурсах красоты. Объявления о поиске работы нередко содержат слова – «модель скрасит ваш досуг».
– Я даже один раз позвонил по такому объявлению. Есть понятия, как объемы груди, талии и бедер. Я у этой якобы модели спрашиваю про объем груди, а она мне говорит: «Третий!», – рассказывает он.
И очень четко обозначает свою позицию:
– Мне не интересно работать с продажными девушками. Но назовите мне хотя бы одну профессию, где нет продажных женщин? И я вам скажу, что в моделлинге их ничуть не больше, и не меньше, чем в любой другой сфере.

Идет война священная, девчачья война

Модельный бизнес – постоянная война. Война лиц, красоты и обаяния. Эмансипация привела к тому, что девушки полны решимости выставить себя на оценку окружающих. Кастинги – испытания не для слабонервных. Модельный бизнес с каждым годом все больше крепнет и становится на ноги. И, разумеется, как в любом пласте общественной жизни и культуры появляется «субкультура».

– Большое количество модельных агентств, которые представления не имеют о том, чем они занимаются, – порождение проблемы «недисциплинированных барышень», как я их называю, – говорит Cергей.

Это «выходцы» из модельных агентств, по тем или иным причинам решившие с агентством завязать.
– Тогда она становится свободной моделью, которых мы называем «бродяжки» – они сбивают цены, портят репутацию профессиональным моделям. Некоторые еще собирают девчонок и говорят, что вот сейчас появятся деньги, и мы раскрутим свое агентство, – делятся профессионалы. – Но деньги так и не появляются, и девочки оказываются на улице. Таких агентств-однодневок очень много, как и в любом бизнесе.

Такие лжемодели чаще всего приходятся потом «не ко двору» крупным агентствам с безупречной репутацией.
– Некоторые просто уходят на панель, – говорят экс-модели, не сумевшие достичь заоблачных высот. – Некоторые открывают свои агентства, но подавляющее большинство после 25-и становятся домохозяйками. Те, кого «засосало», фактически, кроме хождения по подиуму, ничего не умеют. А карьера модели длится максимум до 28 лет, если тебе удается держать себя в хорошем виде, «соблюдать экстерьер» (модельная заморочка).
О том, что девушки из мелких модельных агентств оказывают «эскорт услуги», говорят многие. Правда, те, кто «ловил за руку», никогда не раскроют своих имен. Зачем пилить сук, на котором сидишь?
Те же, кто из разряда «эскорта», попадают в ранг «законных жен», благодарят судьбу за шанс, и очень быстро смиряются с тем, что ходить по тем подиумам, где ступала нога Клаудии Шиффер, им не суждено.
– Если девушка одевается вызывающе, то она явно провоцирует молодых людей, – рассуждают «воротилы» модельного бизнеса. – Разумеется, и в агентствах ничего против воли девушек не делают. У них не отбирают документы и не обращают в рабство. Все это – осознанный выбор каждой.

Казахстанские «листерманы» откроются еще не скоро.
Не тот пока у нас менталитет, чтобы открыто заявлять о том, что богатые мира сего покупают себе красивых жен за несколько десятков тысяч долларов.
Потому и модельный бизнес развивается медленно и осторожно – слишком много вещей, которые способны нанести вред репутации.

Оставить комментарий

© 1994 - 2020 | Петр Листерман