Biegbeder_neideal_clip_image001

Неидеальный Бегбедер

…У них на самом деле такие длинные ноги или они жульничают, нацепив босоножки на платформе? …Как она ходит? Как дышит? Хочется ли мне ее поцеловать (хороший знак), жениться на ней (еще более коммерческий вариант) или укусить в шейку (незамедлительное подписание эксклюзивного контракта)?
«Идеаль», Фредерик Бегбедер

Бунтарь французской литературы в очередной раз посетил Москву. Каждый его официальный приезд (про неофициальные мы поговорим позже) вызывает неизменный ажиотаж среди российских почитателей его таланта, одинаково любящих и презирающих его. Фредерик Бегбедер и не претендует на звание величайшего писателя современности, он пишет то, о чем все молчат и что все жаждут услышать.
Его новый роман посвящен России. Даже не так – его новый роман посвящен российским девушкам в условиях современных российских реалий. А Бегбедер знает толк в женщинах. Наш старый друг, Октав из «99 франков», является главным действующим лицом и «Идеаля». Фредерик не спорит, что биография Октава Паранго очень напоминает его собственную жизнь, но объединять себя с этим персонажем не стремится.
«Идеаль», который во французском варианте называется «Au Secours Pardon», рассказывает о поисках русской модели, призванной стать лицом косметической корпорации «Л’Идеаль» (в названии использован стандартный ход Бегбедера из серии «Манон»-«Данон»).
Октав, отправленный в Россию за идеалом французской красоты, знакомится со столичными и провинциальными претендентками, путешествуя по городам и весям. Стрела Амура постигает профессионального хедхантера неожиданно – избранницей француза становится 14-летняя Лена Дойчева, которая, (о, ужас!) отказывается от его любви в пользу олигарха. Плейбой с разбитым сердцем решает взорвать храм Христа Спасителя, предварительно исповедовавшись у знакомого отца Иерохиромандрита, пародийное имя которого заимствовано из чеховских «Записных книжек».
Незамысловатая история наполнена яркими образами и бесконечной иронией. Кстати, образ Октава Паранго в этом романе Фредерик списал с более чем известного нам персонажа. С этого и начался один из наших разговоров с Бегбедером.

— Правда, что протопопом Октава является Петр Листерман?
— Да, так и есть. Я много интересного узнал о нем, создавая эту книгу.

— А лично знаешь его?
— Представляешь, впервые увидел его несколько дней назад в Киеве, когда там проходила презентация романа. Причем, он не сказал своего имени сразу – я догадался сам! Он пришел на пресс-конференцию как простой журналист, задавал вопросы… С ума сойти. Но я узнал его!

— И он оказался таким, каким ты и представлял своего героя?
— Ну, почти… Все же Октав – не двойник Листермана, хотя у них много общих черт.

— Например?
— Они разбираются в хорошеньких девушках. Только цели у них разные.

— Это точно. Найти красавицу для обеспеченного жениха и выбрать лицо крупнейшей косметической компании – разная мера ответственности.
— Как посмотреть. Мне важней первое. Личное перевешивает.

— Во Франции твоя книга называется «Au Secours Pardon», на Украине это уже «Спасите, простите», а в России так и вовсе превратилась в «Идеаля». Название изменено с твоего согласия?
— Да, название было согласовано заранее, но вот обложка…

— Привлекает внимание.
— Да не тем местом она привлекает внимание. На обложке французского варианта – фотография русской красавицы, а у вас на обложке – женская грудь… Нет, я, конечно, не против, но меня это несколько шокировало. Странный выбор.

— У наших издателей свое видение модельного бизнеса.
— И оно не сильно отличается от всеобщего мнения. Но русские модели – это нечто особенное. Длинноногие, с широко открытыми глазами, нежные, милые. Очень красивые.

— Ты знаком с Наташей Водяновой?
— Наташа – настоящая русская женщина. Отношусь к ней с большим уважением. Не важно, где она живет и кто ее муж, она – русская.

— Ты уже который раз в Москве?
— Пока писался роман, я часто приезжал в Россию, в Москву, Санкт-Петербург, Екатеринбург.

— И где интересней?
— В Петербурге все очень медленно. Москва захватывает своей скоростью. Я уже говорил, что сегодняшняя Москва напоминает Париж 20-х годов. Но жить я здесь не буду – слишком все у вас дорого.

— Да ты сноб…
— Настоящий сноб. Хотя гуляю у вас как настоящий «новый русский».

— С погодой в этот раз не повезло.
— О, в Санкт-Петербурге все тоже так говорят. Да ладно, при чем здесь погода. Развлечений хватило.

— Ты постоянно тусуешься, порой и играешь, можешь оценить российских диджеев?
— Пока мне все нравится! И даже не важен формат – там, где я был, ребята отлично знают свое дело.

— А где ты был?
— Так. Надо вспомнить. В прошлый мой приезд, где мы были?

— Клуб First. К сожалению, этот проект уже закрыт…
— Там было весело! Настоящий русский отрыв!

— Диджеев каких-нибудь российских знаешь?
— Автор трека «Moscow never sleeps» — DJ Smash?

Верно!
— Если у тебя есть, перекинь мне на телефон – хочу на мелодию звонка поставить.

— Без проблем. Московские рестораны и клубы похожи на парижские заведения?
— А каково твое мнение?

— Мне кажется, многие похожи.
— Да, но все дело в публике. Если вы танцуете – поднимается весь клуб.

— Как тебе The Most? Публика пребывала в восторге от тебя и твоих миксов.
— Ты мне льстишь, и это чертовски приятно. Хороший клуб. Вообще, Москва очень динамично развивается, с каждым моим визитом мне нравится здесь все больше и больше.

— Не случайно действие твоего романа происходит в России! Кстати, знаешь, что слово «роман» в русском языке имеет несколько значений? Это и любовь, и жанр литературного произведения…
— Я же говорил, что русский язык прекрасен.

— А русские девушки?
— Ты не обидишься, если я оставлю этот вопрос без ответа? Все-таки, мне еще в Париж возвращаться…

Да и так все понятно. Будьте уверены, Фредерик Бегбедер появится в Москве еще не раз. Официально и нет.
Автор: Вера Бакун

 

http://www.goldtown.ru/high-life/pubs/neidealnyi-begbeder.html