Гуляют все /Коммерсант/ 2006

// Светская жизнь в Канне заметно опередила культурную

image003 (14)
По дороге на вечеринку Dolce & Gabbana Венсан Кассель не подозревал, что вскоре ему придется защищать свою жену — Монику Беллуччи — от безвестного сибирского олигарха Фото: REUTERS

фестиваль

Главными светскими событиями Каннского кинофестиваля прошедшей недели оказались шумные вечеринки, устроенные ювелирной компанией de Grisogono и модельерами Доменико Дольче и Стефано Габбана.

Компания de Grisogono устраивает приемы в Канне не первый год. Связь с кинофестивалем у компании буквально семейная: глава de Grisogono Фаваз Груози является мужем Каролины Груози-Шойфеле, сопрезидента компании Chopard, официального поставщика золотых пальмовых ветвей. На сей раз господин Груози собрал гостей в ресторане Eden Roc, расположенном на территории легендарного отеля Du Cap.

Первое, что видели гости, спускаясь на террасу ресторана за коктейлями, был стеклянный аквариум, в котором сидела девушка в бикини и бриллиантовом колье. Гости сочувственно гладили ее покрытые мурашками руки. Вода в аквариуме была весьма прохладной. Девушек в аквариуме меняли каждые полчаса. Колье на них становились все богаче, а бикини – скромнее. Дольше других живое участие к девушкам проявлял кутюрье Роберто Кавалли.

Тут на террасе появился президент телеканала Fashion TV Мишель Адам в окружении трех коллег Наоми. Правда, все они оказались русскими и держались с истинно северной сдержанностью.

Присутствующие уже начали переминаться с ноги на ногу, когда в ресторане наконец появился сам господин Груози. Немедленно всех перецеловав и поприветствовав, он вновь скрылся, чтобы вернуться с актрисой Софи Марсо. Актриса Алиса Хазанова и светский промоутер Михаил Друян быстро подсчитали, сколько лет было госпоже Марсо, когда на экраны вышел фильм «Бум», и сколько лет ей сейчас. «А выглядит по-прежнему как девочка»,– заключил господин Друян. Другие гости тоже обсуждали Софи Марсо. «Ну это же неправильно так повторяться,– восклицала яркая брюнетка в цветастом платье,– год назад она всему миру показала грудь, а теперь все остальное!» Действительно, в прошлом году, когда актриса шла по красной ковровой дорожке, ветер сдул лямку с ее плеча, а в этот раз все тот же ветер распахнул полы ее и без того довольно прозрачного платья от Missoni, что позволило госпоже Марсо показать фотокамерам белые кружевные стринги. «Ну все-таки грудь и все остальное – это не повторение, а разнообразие»,– возразил брюнетке ее седовласый спутник.

Гостей пригласили на второй этаж, где были накрыты столы. Когда в зале появилась наследница сети отелей Hilton, телеведущая, писательница и певица Пэрис Хилтон, вокруг нее немедленно завертелись официанты, профессиональные фотографы и гости с «мыльницами». Всех разогнал господин Груози, который усадил госпожу Хилтон за стол. Глядя на маленькое, расшитое стразами платье госпожи Хилтон, немногочисленные представители российской гламурной индустрии сожалели об отсутствии телеведущей и писательницы Ксении Собчак. «На вечеринке Chopard у нее было аналогичное платье,– заметили они,– ну когда же они уже встретятся!»

В последующие дни фестиваль предлагал своим гостям разве что локальные киновечеринки. Зато все с нетерпением ожидали традиционного мероприятия Dolce & Gabbana в отеле Martinez. В помещении с зеркальными стенами возвели танцпол, выложенный светящимися плитками с логотипами дизайнеров, по углам которого на высоких тумбах отплясывали танцовщицы, все как одна одетые в купальники для занятий аэробикой, совсем как в последнем клипе Мадонны. Сама Мадонна вечеринку своим присутствием не почтила, зато в первых рядах на мероприятие прибыли известная поклонница марки, российская бизнес-леди Марина Кузьмина с юным спутником, а также продюсер Игорь Крутой с супругой. Господин Крутой, которого здесь, конечно, никто не узнавал, покинул мероприятие, как только зал начал переполняться.

Около часу ночи женский голос из динамиков объявил: «Дамы и господа, Доменико Дольче и Стефано Габбана». Зал взорвался аплодисментами, хотя самих модельеров почти никто не увидел. Они появились за дальним столиком, рядом с черным ходом, в сопровождении актера Венсана Касселя и его супруги, члена жюри фестиваля Моники Беллуччи.

Это был единственный выход в свет французской актрисы, которая, ссылаясь на большую загруженность, игнорировала любые мероприятия. Госпожа Беллуччи, как и большинство присутствующих дам, была одета в черное платье Dolce & Gabbana с шелковой шнуровкой на спине.

Завидев актрису, неизвестный широкой публике молодой сибирский олигарх, которого на одной из предыдущих каннских вечеринок окрылило знакомство с актрисой Шарлиз Терон, схватил трейдера русских красавиц Петра Листермана и, используя его как таран и переводчика, побежал завоевывать красавицу. Тут едва не разразился скандал, поскольку господин Кассель, несмотря на свою недавно возникшую любовь ко всему русскому, этому активно воспротивился. Выпив пару бокалов Martini, госпожа Беллуччи покинула мероприятие. Господин Кассель пошел ее провожать, но вскоре вернулся, чтобы продолжить очаровывать всех дам без разбору.

В это время господин Дольче со свистком в зубах отправился на танцпол, а господин Габбана просто скрылся. Появился он только для того, чтобы встретить участников группы U2 Боно и Эджа, которых чуть было не разодрали на сувениры, пока они дожидались хозяев вечера. С помощью охраны для модельеров и музыкантов расчистили один из столиков, выгнав из-за него неких восточных клиентов марки. Впрочем, обошлись с ними деликатно по сравнению с братьями Каддафи, у которых был один пригласительный на двоих, и их развернули у входа.

Около пяти утра гости начали разъезжаться, часть из них переместились в клуб Nikki Beach Chopard.

ЕВГЕНИЯ Ъ-МИЛОВА, Канн

http://www.kommersant.ru/doc/677217

Оставить комментарий

© 1994 - 2020 | Петр Листерман